Аргентинец защищает в суде жизнь своего нерожденного ребенка, в то время как его бывшая жена хочет сделать аборт

Сан-Хуан, Аргентина, 27 апреля 2021

Франко Спаддинг, молодой человек из Сан-Хуана, судится за жизнь своего нерожденного ребенка в аргентинском суде после того, как его жена решила сделать аборт. Пара рассталась из-за этого решения. Женщина находится на 13-й неделе беременности. Она отказывается доносить ребенка до родов несмотря на то, что отец готов взять на себя всю заботу о ребенке сразу после его рождения, позволив матери «жить своей жизнью». На данный момент неизвестно, был ли совершен аборт.

В воскресенье в Сан-Хуане состоялась «массовая демонстрация» в поддержку отца. Эдуардо Касерес, депутат Национальной Ассамблеи Аргентины, участвовал в демонстрации в поддержку прав Спаддинга. Участники потребовали принятия составленного Касересом законопроекта, который утвердил бы «равенство между мужчинами и женщинами и положил бы конец войне между полами».

В проекте этого закона, “Ley Alejo”, любое нарушение права мужчины принимать решения в отношении его «половой или репродуктивной жизни», например, нарушение его права быть отцом при помощи аборта, называется «половым насилием». Это также относится к ситуации, когда женщина совершает имплантацию эмбриона без согласия своего партнера. Законопроект поддержали более 50 НКО. В нем подчеркивается, что могие мужчины жалуются на насильственные действия со стороны своих партнеров-женщин. В мотивировочной части законопроекта, в частности, утверждается, что в судебных делах о разводе мужчины часто обвиняются в нарушении половой неприкосновенности своих детей, но проведенное исследование показало, что эти обвинения в двух случаях из трех ложные.

Аргентинская пресса широко обсуждает судебное дело Франко Спаддинга, называя его тестовым случаем в отношении прав «тысяч и тысяч» мужчин, которые не имеют права голоса, когда их партнерша решает сделать аборт.

Аборт на сроке до 14 недель по желанию женщины был разрешен в стране в начале 2021 года. При этом врачи обязаны произвести аборт в течение 10 дней после обращения или направить женщину к другому врачу, чьим убеждениям не противоречит совершение аборта. Любая попытка со стороны врача отложить проведение легального аборта или воспрепятствовать ему является уголовным преступлением и может привести к лишению нарушителя лицензии на врачебную практику.

Спаддинг попал в заголовки газет в среду, когда он подал срочный иск в трибунал по семейным делам, попросив судью вынести решение о предотвращении запланированного аборта. По словам Спаддинга, ему известно, что Закон 27610 о Доступе к добровольному прерыванию беременности, защищающий «право женщины решать» вступил в действие по всей стране. Однако он утверждает: «Я знаю о правах моей бывшей партнерши, но я только прошу родить ребенка и отдать его мне».

«Я делаю все, что могу, чтобы защитить жизнь моего ребенка… Я сделаю для него все, что смогу». Он добавил, что сейчас беременность 12 недель и время для получения официального ответа подходит к концу.

Он также утверждает: «Я просто хочу, чтобы судья понял, что мой сын и я также являемся личностями, и у нас тоже есть права. Это очень тяжелая борьбы; время идет, и его не остается. Он объяснил, что он и его бывшая партнерша «утратили способность к диалогу» по этому вопросу, потому что «думаем по-разному».

В интервью телевизионному Canal 8 San Juan Спаддинг рассказал, что когда тест на беременность оказался положительным, его партнерша сначала была, как казалось, рада. Она сдала анализы и прошла УЗИ, при котором присутствовал и Спаддинг. Однако она стала переживать из-за финансового положения семьи и неуверенности в стабильности отношений (пара поженилась в 2018 году), ее стали одолевать сомнения. Наконец, она обратилась в социальную службу и попросила сделать аборт, не поставив мужа в известность, хотя заявила о том, что это их общее решение. После того, как она стала настаивать на своем решении, муж ушел из дома.

Франко видел своего ребенка на УЗИ и слышал, как бьется его сердце. «Когда ты видишь своего ребенка живым на УЗИ, совершенно невозможно представить себе, что может быть совершено такое варварское действие… У меня нет слов», – сказал Спаддинг репортеру.

К сожалению, судья Марианела Лопез в конце прошлой недели объявила о своей некомпетентности, объяснив, что дело должно быть рассмотрено гражданским судом, а не семейным магистратом. В передаче Canal 8 Спаддинг призвал судью обдумать свое решение еще раз: «Я прошу эту женщину, если она мать или у нее есть племянники, не цепляться за вопрос подсудности. Любой человек, в этом случае судья, должен иметь способность понимать, что справедливо, и осуществлять правосудие. Судья должен определить, что добро, а что зло … речь идет о ее совести и о совести любого судьи … Как будто отец просто не существует. Почему я должен быть соучастников того, чего я не желаю и не приемлю?»

Адвокаты Спаддинга, Моника Лобос и Мартин Зулета, первая из которых является участницей про-лайф движения «Celeste» («Небесное»), утверждают, что их защита молодого отца основана на том, что речь идет о «нарушении прав: права на жизнь, права родиться, права на равенство, права на осуществление родительских обязанностей заботиться о своем ребенке и защищать его, причем в случае, когда ему угрожает смерть».

Они дали понять, что каким бы ни был результат судебного процесса, они будут использовать юридические аргументы и подавать апелляции, чтобы помочь Спаддингу спасти жизнь его ребенка.

«Этому отцу не все равно, он хочет, чтобы его ребенок родился, он хочет защитить своего ребенка, он переживает огромное горе от того, что может потерять его, – говорит Моника Лобос. – Мы просим сделать так, чтобы жизнь ребенка была защищена, чтобы социальные службы, так же как любые другие общественные или частные организации, воздержались от производства абортов, потому что они представляют собой непоправимое уничтожение человеческих прав. Если ребенок погибнет, это невозможно будет исправить, и гарантия уважения важнейших прав, защитить которые мы просим, будет нарушена», – подчеркнула она.

«В период принятия Закона о добровольном прерывании беременности часто приходилось слышать, что право на жизнь не является абсолютным правом, и теперь я задаю вопрос: А разве свобода женщины является абсолютным правом? Разве допустимо во имя него нарушать и уничтожать права других людей? Какого именно равенства мы как общество желаем достигнуть? Того, которое заключается в конфронтации между мужчинами и женщинами, или реального равенства, которое заботится о справедливости для всех?»

Случай осложнился тем обстоятельством, что поступила, возможно от самой беременной, информация, что Франко не является биологическим отцом ребенка. Canal 8 задал ему вопрос: Действовал ли бы он таким же образом, если бы думал, что это не его ребенок? «Да, – ответил Спаддинг. – Юридически я являюсь его отцом, и этот ребенок имеет право жить, как любой другой человек».

Источник: https://www.lifesitenews.com/news/argentinian-father-pleads-for-the-life-of-his-unborn-baby-while-mother-wants-abortion, автор Жанна Смитс

Поделиться:

Добавить комментарий