Многодетная полноценная семья – национальная идея России: президент РФ, заместитель председателя Государственной Думы, Святейший Патриарх Московский и всея Руси, Российский философский конгресс.

В. Путин:

Семья, где растут трое, четверо и более детей, уже сама по себе имеет высокий статус, должна иметь в нашем общественном сознании такой статус и должна поддерживаться со стороны государства. Потому что для России многодетная семья – это нам хорошо известно, это всегда было у нас в России – это историческая традиция. Нужно эту традицию возвращать, она востребована нашим современным развитием, должна утвердиться как норма, как ценностный ориентир для общества и как важнейший приоритет для государства.

Заседание Президиума Госсовета по вопросам социальной поддержки граждан

Владимир Путин провёл в Кремле заседание Президиума Государственного Совета, посвящённое вопросам социальной поддержки граждан.

25 мая 2022 года

18:45

Москва, Кремль

http://kremlin.ru/events/president/news/68481

В. Путин:

Часто слышу, что нам нужна национальная идея, все об этом говорят, образ будущего. Вы знаете, уважаемые друзья, я стараюсь избегать каких-то высокопарных слов, но считаю, что крепкая, благополучная семья, в которой растут двое, трое, четверо и больше детей, по сути, и должна быть этим образом будущего России. Ничего здесь придумывать и не нужно.

Съезд партии «Единая Россия»

Владимир Путин принял участие во втором этапе XX съезда Всероссийской политической партии «Единая Россия».

24 августа 2021 года

18:00

Москва

http://kremlin.ru/events/president/news/66445

Анна Юрьевна Кузнецова, заместитель председателя ГД Федерального собрания РФ:

Продвижение, поддержка семейных ценностей. Сегодня мы видим, что происходит с разводами. Эта ситуация не может никого оставлять равнодушными. Мы понимаем, что если молодые люди говорят о том, что для них, более, чем в 80 процентах, семья ‒ это самое главное, самое ценное, и видя это число разводов, мы понимаем, что хочется создать семью и жить в благополучной семье ‒ но чего не хватает? Навыков, знаний, умений, какой-то вот этой настройки на семью, образцов семейного поведения. А где мы их с вами видим? В лучшем случае в своих кровных семьях или среди бабушек и дедушек. Но эти образы должны встречаться нам везде. Я знаю, что сегодня существуют замечательные просемейные проекты по продвижению семейных ценностей. Их делают общественные организации. Но очень важно, чтобы это вошло в систему государственной просветительской политики. Нам удалось добиться того, чтобы семьеведение вошло в обществознание. Второй вопрос ‒ кто будет это преподавать и как эти ценности будут доноситься до наших детей. Но без этого нельзя, без этого мы дальше не сделаем и шагу. Поэтому очень важно со всех сторон видеть этот комплексный подход, о котором сказал президент. Чтобы он не заключался только в череде выдачи пособий, хотя это тоже важно, и наращивать это направление надо. Но видеть в совокупности семейную политику принципиально важно. И важно, чтобы появился ответственный за семейную политику в стране. И это будет правильным решением, чтобы мы знали, кто же все-таки отвечает за семейную политику, кто же все-таки отвечает за принятие верных решений, и к кому апеллировать за решением этих задач.

25 мая 2022 года с 10:00 до 14:30 в рамках направления «Христианская семья — домашняя церковь» ХХХ юбилейных Международных образовательных чтений прошла секция «Семья — национальная идея суверенной России»

Приветственное слово Анны Юрьевны Кузнецовой, заместитель председателя ГД Федерального собрания РФ

Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл:

Особенно важно уделять внимание воспитанию самих родителей. Следует подумать о создании общественной организации многодетных семей. Вообще нужно поддерживать эти социальные связи единомышленников. Вот многодетные семьи ‒ это единомышленники, даже более, чем единомышленники: у них не только единые мысли, у них единый образ жизни. Вот в церкви, по крайней мере, должны создаваться организации многодетных семей. Я бы предложил, чтобы такие организации создавались и в обществе нашем, может быть, где-то это и есть, но недостаточно для того, чтобы организовать систему вот этой нравственной солидарной поддержки тех ‒ а может быть и не только нравственной, но и материальной солидарной поддержки тех, кто в том числе и попадает в трудную ситуацию, будучи связан большим количеством обязательств по воспитанию детей.

Видео Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства

Кандидат философских наук, доцент кафедры истории русской философии Философского факультета МГУ им. Ломоносова Борис Вадимович Межуев:

… Со своей стороны я лично считаю более правильным видеть общее в этих двух версиях коллективного запада ‒ именно то общее, что имманентно самому принципу цивилизации, под которым конечно следует понимать что-то вроде мировой церкви в понимании Тойнби. Можно также вспомнить очень важное понятие сакральная вертикаль, которое была использовано российским философом Вадимом Цымбурским в его работах о цивилизационной геополитике. То есть речь идет о некой силе, которая руководствуются определенным представлением о будущем и которая требует лояльности себе на основании наличия определенного образа будущего. Вот здесь, мне кажется, и есть та самая преемственность между двумя, так сказать, типами запада и возможно между западом и всеми остальными общностями, которые претендуют на статус цивилизации. Римский папа обладает сакральным авторитетом именно в силу его права устанавливать, ну во всяком случае после Первого Ватиканского собора, устанавливать новые догматы и примерно этим же правом обладает сегодня либеральное общественное мнение, требующее все большей либерализации семейной морали, отвержения библейских запретов. Как невозможно присоединиться к Католической церкви принимая только те догматы, которые церковь разделяет в настоящий момент, ‒ а верующий католик обязан принимать и будущее догматы церкви, которые может сформулировать с кафедры Собора святого Петра римский понтифик, ‒ точно так же и любой адепт западной цивилизации должен понимать, что включение в нее предполагает готовность принять то направление будущего, которое выберет для себя либеральное общественное мнение. Коллективный запад по форме, если не по содержанию, строится как секуляризированная церковь, как обмирщенная сакральная вертикаль. И вот вопрос о русской или российской цивилизации, мне кажется, обусловлен не наличием у нее каких-то определенных культурных черт, которые нас связуют с прошлым, то есть не тем, чем мы культурно отличаемся от запада: языком там, ментальностью, логикой, я не знаю ‒ образом мира и так далее, ‒ но наличием в ней ‒ вот если она, разумеется, у нас есть, ‒ наличием у неё некоего альтернативного западу образа будущего, к которому было бы устремлено российское общество: есть ли в нашем арсенале некий набор ценностей, который бы вел нас в каком-то ином направлении, чем то, по которому идет Евроатлантика? Вот вопрос в этом смысле о цивилизации, цивилизационном пути, в этом смысле о нашем реальном диалоге в рамках той самой полицентричности безусловно обусловлен именно наличием этого будущего, а не наличием какого-то прекрасного прошлого, которое в общем не обязательно должно нас вести к какому-то особому цивилизационному пути. Какими так примерно могут быть такого рода ценности? Ну, мне кажется, главное, так сказать, из российской философии можно взять одну ценность, которая сегодня выбрасывается современным западом, ‒ это ценность отцовства. Из русской философии 19-го века мы можем взять в качестве важнейшей тему оправдания отцов, оправдания отцовства как социокультурного феномена. Тема отцовства является центральной для русской религиозной мысли, русского философского искусства, от знаменитого романа Тургенева «Отцы и дети» до «Жертвоприношения» Андрея Тарковского. Николай Федоров говорил о воскрешении отцов, Владимир Соловьев говорил об оправдании верой отцов, Достоевский описывал в «Братьях Карамазовых» трагедию отцеубийства как катастрофу русской цивилизации, Лев Толстой рассуждал о христианстве как о выполнении воли Отца Небесного. Сама по себе эта проблема ‒ почему собственно современные традиционные культуры, и в частности христианство, исходят из представления о Боге-Отце, а не о Боге-Матери или о Боге разлитом в мире с какой-то неопределённой субъектностью? ‒ эта тема в общем табуированная в западном, так сказать, даже я думаю почти что и богословии, но уж точно в мейнстримной философии, тема неполиткорректная для сегодняшнего запада, ‒ только она и может быть, мне кажется, взята на вооружение российской философской мыслью для понимания вот тех ценностных оснований, которые нас могут отличать от коллективного запада. Разобраться в наследии русской мысли с позиции сегодняшнего нового разделения человечества, чем-то напоминающего то, что произошло в 11-м веке, мне кажется и будет составлять задачу историков русской философии 21-го века. Спасибо.

Открытие VIII Российского философского конгресса

26 мая 2022 года состоялось открытие «VIII Российского философского конгресса «Философия в полицентричном мире». К 100-летию со дня рождения А.А. Зиновьева».

Первая часть пленарного заседания была посвящена теме «Философия в полицентричном мире».

https://philos.msu.ru/node/5575

… для России одним из элементов национальной идеи может стать укрепление института отцовства, сбережение полноценных семей, рассуждает Межуев. «В этом ключе, мне кажется, ценную мысль накануне выразила Татьяна Голикова – она назвала национальной идеей создание многопоколенной многодетной семьи. Это логическое следствие той же идеи: ведь если нет отца – нет и детей. Многодетная – это полноценная семья, с нормальными ролями обоих родителей», – пояснил философ.

Идеи чадолюбия особенно важно распространять среди молодых интеллектуалов, полагает собеседник. «Интеллектуальный класс символизирует будущее. Но обратите внимание: западная семья в среднем больше двух детей не имеет», – заметил Межуев. Проблема, как подчеркнул политолог, имеет не только социально-экономическое, но и идейное измерение. Традиционная, крепкая семья уже не входит в обязательный набор ценностей, предлагаемых современному человечеству. «Это тоже философская проблема, которая, на мой взгляд, до сих пор еще толком в нашей стране не обсуждается», – подытожил Межуев, добавив, что такие вопросы требуют осмысления на уровне государства.

В столкновении с Западом рождается национальная идея России

Взгляд, 27 мая 2022

https://m.vz.ru/society/2022/5/27/1160311.html

Поделиться:

Добавить комментарий